• Комментарии к записи:1 комментарий
  • Время чтения:35 минут чтения

Виленское барокко – это один из самых эффектных стилей архитектуры, который волнует, вовлекает и духовно возвышает своего зрителя. Рассказ об особенностях стиля, его истории и географии распространения. 

Содержание:

Виленское барокко. Коротко о главном

Архитектура. Как отличить виленское барокко от невиленского? 🤔

География виленского барокко

Униатское барокко = виленское барокко?

Виленское барокко. История и происхождение стиля

Релевантность термина «виленское барокко»

Интересные примеры виленского барокко

Виленское барокко. Коротко о главном

короткий вариант эссе или введение в тему

Виленское барокко — это региональный стиль позднего барокко, который распространился на территории Великого Княжества Литовского, Русского и Жамойтского (ВКЛ) в 1735–1790 гг. Памятники архитектуры этого стиля сосредоточены в северной и центральной частях Беларуси и в городе Вильнюсе (Литва), незначительное их количество находится в северо-западной России, южной Латвии и Украине.

Виленское барокко характеризуется необычайной красотой и экспрессией. Наиболее характерными памятниками архитектуры этого стиля являются двухбашенные базиликальные храмы, чьи телескопические башни просто рвутся в небо. Главные фасады этих храмов отличаются криволинейной пластикой, стремлением выйти за привычные границы, взволновать зрителя движением, эффект которого достигается сдвигом или разворотом частей здания, использованием рваных фронтонов, выступающих карнизов, наплывающих друг на друга пилястр и другими приёмами. Иногда создаётся впечатление, будто гигантский главный алтарь храма вынесли наружу, прямо на улицу. 

Cофийский собор. Полоцк, Беларусь. Виленское барокко. 1738—50 гг.
Cофийский собор. Полоцк, Беларусь. Виленское барокко. 1738—50 гг.

Важно отметить, что виленское барокко не имеет прямых прототипов где-то в Европе и не является заимствованным стилем архитектуры. Это не копия, это своё собственное искусство, являющееся архитектурным, художественным и историческим достоянием Беларуси и Литвы.

В то же время корни этого стиля абсолютно европейские, они уходят в итальянскую школу барокко, в творчество таких мастеров работы с криволинейными объёмами и плоскостями как Франческо Борромини и Гварино Гварини. Мы также можем говорить о преемственности с беларусским зодчеством храмов оборонного типа через выбор двухбашенного храма как предпочтительной формы виленского барокко. А присущую этому стилю устремлённость ввысь можно объяснить незавершённым гештальтом постройки высоких готических храмов, которых в беларусских городах почти не было. А хотелось.

Считается, что появление барокко было одной из форм ответа католической церкви на её атаку Реформацией. Социально-религиозные изменения и конкуренция за умы и сердца людей породили новое искусство. Толчком к созданию виленского барокко также послужило серьёзное социальное изменение – укоренение на территории ВКЛ религиозной унии. Спустя чуть более сотни лет, как уния стала доминирующей религией региона, она нашла и свою форму дифференциации от католичества и православия. В архитектуре ей стало именно виленское барокко. Все каменные униатские церкви середины-конца XVIII века возведены в этом стиле, поэтому его второе название – униатское барокко. Однако и некоторые православные церкви, и костёлы католических орденов кармелитов, бернардинцев, доминиканцев и других также возводились или перестраивались в этой популярной на то время стилистике.  

Виленское барокко является заметным вкладом ВКЛ в европейскую архитектуру и культуру. Создателями стиля считаются Ян (Иоганн) Кристоф Глаубиц и Иосиф Фонтана III, к наиболее выдающимся архитекторам можно также отнести Александра Осикевича, Людвига Гринцевича, Антонио Паракко и других.

Архитектура. Как отличить виленское барокко от невиленского? 🤔

метод сравнения, сдержанное позднее барокко, две ключевые особенности стиля, приёмы виленского барокко

В Беларуси до наших дней сохранилось порядка двух сотен памятников сакральной архитектуры, построенных в XVII–XVIII веках в стиле барокко. Из них только 27 несут в себе черты виленского барокко, а к аутентичным представителям этого стиля относится от 10 до 20 храмов, в зависимости от трактовки понятия “аутентичный”. Остальные возведены в различных вариациях классического барокко (раннее, зрелое, позднее) или другого стилевого направления (сарматское барокко, иезуитское барокко, барочный классицизм). Как среди этих барочных церквей и костёлов распознать храмы в стиле виленского барокко? Особенно если учесть, что большинство из них представляют из себя так похожие друг на друга двухбашенные базилики? Давайте проведём минимальное обучение вашей нейронной сети 🕸 путём сравнения главных фасадов трёх храмов в разных барочных стилях – костёла св. Михаила Архангела в Михалишках (1662—84 гг., раннее, сарматское барокко), фарного костёла св. Франциска Ксаверия в Гродно (1678—1703 гг., зрелое, иезуитское барокко) и костёла кармелитов в г. Глубокое (главный фасад 1735 г., позднее, виленское барокко).

Виленское барокко — это всё-таки стиль периода самого позднего барокко, а во всём мире чем оно позднее, тем богаче и пышнее 🙂. И когда мы смотрим на лишённый каких-либо излишеств фасад костёла в Михалишках, то сразу понятно, что это не позднее, а значит и невиленское барокко ☝. Тем не менее, в богатстве оформления экстерьеров виленское барокко никогда не переходит ту границу, за которой роскошь становится вычурностью. Видимо национальная беларусская скромность и нежелание выставлять напоказ свою заможнасць (богатство) сформировали эту эстетическую особенность. Я бы определил её так: виленское барокко – это стрыманае (сдержанное) позднее барокко, которое нашло баланс и не рухнуло в полный декаданс роккоко. Но в любом случае главные фасады храмов в стиле виленского барокко всегда хорошо проработаны и насыщены различным декором. Кстати, если вы зайдёте внутрь костёла в Михалишках, то ошалеете 😲 поразитесь насколько великолепный и утончённый интерьер храма оппонирует его скромному и грубому внешнему виду. Но всё же это невиленское барокко.

А вот задача со звёздочкой ⭐. И гродненский и глубокский костёлы имеют шикарные фасады. В чём же стилистическая разница между ними? А в том, что виленское барокко отличает, во-первых, невероятная экспрессия и утончённая возвышенность, а во-вторых, стремление выйти за привычные границы плоскостей, взволновать зрителя движением и колебанием огромных масс фасадов. То есть камня, от которого мы ожидаем покоя и стабильности, а не движения и текучей пластики. На мой взгляд, это две ключевые особенности стиля 🔑, отличающие его от зрелого и позднего барокко, которые фокусируются в первую очередь на выражении театральной торжественности, драмы и даже экзальтированности. Хотя виленское барокко также не лишено этих черт, но акцент всё-таки другой. Звучит туманно и запутанно?

Обратите внимание на башни костёлов. Гродненский костёл имеет башни в четыре яруса, три из которых одинаковой ширины, а два ещё и одинаковой высоты. Как детские кубики, поставленные друг на друга. Башни стоят крепко и основательно. Можно сказать добротно 😉. А теперь посмотрите снизу вверх на глубокский костёл. Пять ярусов, каждый последующий более узкий, чем предыдущий и, как правило, более низкий. Когда мы смотрим на башни снизу, то верхние ярусы кажутся уже перспективой, наш мозг как бы удлиняет их, думает – они кажутся маленькими, потому что далековато от нас, а значит «на самом деле» они выше, чем я вижу. Такие башни называют телескопическими, и они, вкупе с вытянутыми полуциркульными окнами, создают впечатление устремлённости ввысь и той самой утончённой возвышенности, о которой мы говорили.

Второе важное отличие. Посмотрите, как декорированы главные фасады по ярусам. В гродненском фарном костёле акцент сделан на два нижних яруса, украшенных пилястрами с великолепным коринфским ордером. Также эти ярусы имеют раскрепованный антаблемент. Особенно мощно и торжественно выглядит первый из них. Однако выше и коринфский ордер, и раскреповка исчезают. Таким образом главное впечатление на зрителя производят нижние ярусы, и именно они приковывают к себе его взгляд. И совсем наоборот в костёле кармелитов. Там впечатление производят все ярусы 🙂, но чем выше, тем более насыщенным и ажурным становится декор. Пилястры обретают разнообразные насечки, потом превращаются в колонны, ниши и профилированные тяги усложняются, аттиковый фронтон рвётся… И всё это буйство увлекает взгляд зрителя всё выше и выше.

Пилястры и раскреповка

Нет повести печальнее на свете, чем повесть о пилястрах в интернете. Поэтому коротко:

Пилястры – это вертикальные архитектурные элементы, которые имитируют колонны, уплощённые и «утопленные» в стены. Не выполняют несущих функций, используются для украшения.

Раскреповка – добавление ломанных выступов вперёд из прямой линии антаблемента, карниза или тяг, разделяющих уровни, ярусы, этажи. В общем, художественная деформация.

Третье. Главный фасад гродненского костёла святого Франциска Ксаверия выполнен практически в одной плоскости. Он статично демонстрирует себя зрителю. Фасад же костёла кармелитов колеблется по направлению к зрителю. Начиная со второго яруса его башни становятся выпуклыми, их углы разворачиваются, центральная часть фасада между башнями иллюзорно отступает и в итоге создается впечатление волнообразного движения в горизонтальной плоскости по всей ширине фасада. Дополнительно к этому профилированные тяги карнизов волнообразны ещё и в вертикальной плоскости, что делает главный фасад костёла кармелитов очень пластичным, скульптурным и живым.

Четвёртое. Рваные фронтоны, раскреповки, слоистые пилястры и волнистые линии свойственны стилю барокко в принципе. Но в виленском барокко эти элементы используются наиболее интенсивно, так как позволяют увеличить амплитуду движения. В глубокском костёле кармелитов Ян Глаубиц (?), например, очень выразительно использовал перекрывающие друг друга в три-четыре слоя пилястры, которые вкупе с профилированными тягами создают эффект пульсации, имитируют движение пилястр по направлению к зрителю.

Строго говоря, не существует никакого математически выверенного списка обязательных признаков, наличие которых однозначно позволяло бы классифицировать принадлежность памятника архитектуры к стилю виленского барокко. К необходимому условию, на мой взгляд, относится субъективно воспринимаемая визуализация движения объемов здания в вертикальной и горизонтальной плоскостях, которое может достигаться разными путями. Однако есть приёмы и элементы, некие комбинации которых вызывают описанные выше впечатления и формируют то, что и называется виленским барокко. К ним можно отнести:

  • выпуклые, вогнутые или волнообразные плоскости фасадов (главного, башен, торцов трансепта при его наличии)
  • нарушение плоскости главного фасада за счёт смещения или разворотов частей здания, например башен (визуализация горизонтального движения)
  • телескопические башни (визуализация движения вверх)
  • перенос акцента внимания на декор в верхних ярусах
  • узкие, вытянутые полуциркульные окна и ниши, придающие башням и главному фасаду лёгкость и ажурность
  • многочисленные раскреповки
  • пульсирующие слоистые пилястры
  • волнообразные профилированные тяги
  • рваные, сужающиеся, иногда ярусные фронтоны

Надеюсь, что теперь в 9 из 10 случаев вы без проблем определите виленское барокко если оно встретится на вашем жизненном пути в чистом и незамутненном перестройками виде 🙃

Однако это ещё не все особенности храмов в стиле виленского барокко. Кое-что очень интересное можно найти при изучении их архитектоники. И связаны эти особенности с конфессиональной принадлежностью храмов.

География виленского барокко

Интерактивная карта, сохранность памятников стиля, виленское барокко в границах XVIII века, между Жемайтией и Полесьем, выводы

Окинуть взглядом географическую карту с нанесёнными на неё храмами в стиле виленского барокко интересно не только с целью выбора маршрута выходного дня. Такая карта позволяет сделать ряд любопытных и вполне определённых выводов об особенностях возникновения и распространения этого стиля архитектуры.

Полный вариант карты со списком памятников архитектуры в стиле виленского барокко, с возможностями построения маршрутов и фильтрации по странам, сохранности объектов, конфессиональной и орденской принадлежности вы найдёте по ссылке ниже.

Но сначала стоит дать некоторые пояснения относительно её содержания. Эта карта охватывает все сохранившиеся и утерянные здания, идентифицированные мной как имеющие отношение к виленскому барокко. Следует отметить, что проведённый отбор отчасти является субъективным, потому что научно обоснованного реестра памятников архитектуры в стиле виленского барокко я не нашёл. Зато нашёл множество статей на эту тему и, по правде говоря, их качество стало одной из причин написания этого большого эссе. Слишком много очевидных ошибок, противоречий, ангажированных оценок из XXI века, замалчиваний и списков, основанных на национальных точках зрения. У одних авторов чуть ли не каждый храм XVIII века, расположенный в Беларуси, имеет бирку «виленское барокко», у других все без исключения барочные храмы Вильнюса записаны под этот стиль и тому подобное. Многие публикации приводят несколько наиболее очевидных примеров реализации стиля и на этом останавливаются, что не даёт возможности оценить масштаб явления.

Тем не менее, в определении основного корпуса памятников большинство занимавшихся этой темой искусствоведов (М. Мореловский, Т. Габрусь, М. Карпович, А. Барановский, И. Слюнькова, В. Боберский и другие) едины, и я опирался на их выводы, а не на материалы Википедии, мнение ChatGPT или статьи в интернете. Также я использовал академические энциклопедические издания «Збор помнікаў гісторыі і культуры» (1985–1990 гг.) и «Архітэктура Беларусі» (1993 г.) и ряд других. И только в некоторых спорных (между искусствоведами 😉) и неоднозначных случаях пришлось принимать волюнтаристские решения, основанные на собственном понимании стиля и восприятии храмов, большую часть из которых я видел лично. Честно скажу, некоторые такие решения я менял и по мере погружения в материал. Например, исключил из списка храмы в Мозыре и Мстиславле, но включил ружанскую церковь. Пришлось крепко подумать и над классификацией храмов Вильнюса. Уверен, что со временем потребуются новые корректировки, но в целом представленные тут данные вполне релевантны для некоторых обобщений. Например, по актуальному состоянию памятников архитектуры. Из 64 зданий, имеющих или имевших отношение к виленскому барокко:

Также интересно оценить весь корпус памятников на предмет «чистоты стиля»:

Но вернёмся к географии 🌍. Итак, интерактивная карта памятников архитектуры в стиле виленского барокко содержит 64 объекта на территории шести стран: Беларуси (41 объект), Литвы (10, из которых 9 в Вильнюсе), России (4), Латвии (3), Польши (3) и Украины (3). В принципе уже из этих данных можно делать вполне верные выводы, так как вся территория современных Беларуси и Литвы (кроме Клайпеды и её окрестностей) входила в состав Великого Княжества Литовского, Русского и Жамойтского (ВКЛ). Эти выводы становятся ещё более очевидными, если спроецировать расположение памятников архитектуры на политическую и административную карту XVIII века, то есть периода времени, когда они и были построены.

Виленское барокко на карте ВКЛВиленское барокко на Google maps

Если мы посмотрим на города России, Латвии и Польши, которым посчастливилось иметь храмы в стиле виленского барокко, то обнаружим, что в конце XVIII века (до первого раздела Речи Посполитой в 1772 году) все эти местечки входили в состав ВКЛ. Российские Невель, Любавичи и Велиж находились в Витебском воеводстве, а Себеж в Полоцком воеводстве. Латвийская Пиедруе была, прости Господи, Придруйском 😊, который, как и мать-Друя на противоположном берегу Двины, относился к Полоцкому воеводству. Латвийские городки Краслав и Пасиене находились на территории Инфлянтского воеводства, но чуть ли не прямо на границе с Полоцким воеводством. При этом Инфлянтское воеводство имело статус совместного владения ВКЛ и Короны Польской, то есть фактически являлось частью ВКЛ. Польское местечко Сейне с доминиканской базиликой также входило в состав ВКЛ и относилось к Гродненскому повету Трокского воеводства.

Получается, что из 64 памятников архитектуры в стиле виленского барокко 59 располагалось на территории ВКЛ. Таким образом, можно констатировать, что виленское барокко не вышло за пределы Великого Княжества Литовского (ВКЛ). Собственно, отсюда же следует, что оно ниоткуда и не пришло, а возникло и оформилось как самобытный стиль внутри ВКЛ. Поэтому я и определяю виленское барокко как региональный, автохтонный стиль архитектуры. Он также уникален на нашей территории как уникальны утконос в Австралии или птичка киви 🥝 в Новой Зеландии.

Конечно, можно порассуждать о том, что не так уж виленское барокко оригинально и в нём много черт барокко пьемонтского или саксонского (о чём мы поговорим попозже), но давайте не умалять достоинств нашего культурного наследия. В конце концов, у утконоса клюв как у наших уток 🦆, а птичка киви бегает и летает примерно также, как наши курицы, только ночью и тихо.

Давайте ещё раз взглянем на карту на этот раз для того, чтобы убедиться, что не все владения ВКЛ были покрыты храмами в стиле виленского барокко. В Литве севернее Вильнюса таких костёлов или церквей нет и не было. А в общем-то почти вся современная Литва находится севернее Вильнюса 🙂. Но и южнее линии Брест-Минск-Могилёв виленское барокко также не проникло. Объясняются эти зигзаги стиля в обоих случаях экономическими и религиозными обстоятельствами.

Жемайтское староство на северо-западе ВКЛ в принципе небогато примерами каменной сакральной архитектуры. Предполагаю, что жемайты отдавали предпочтение деревянной архитектуре как значительно более дешёвой. Возможно, будучи «последними язычниками Европы», они и в XVIII веке всё ещё сомневались в эффективности крупных инвестиций в христианские храмы. Чуть лучше дела с каменной архитектурой обстояли в северных поветах Виленского и Трокского воеводств, но виленского барокко здесь также нет и единственной реальной причиной этому я вижу почти полное отсутствие униатских приходов и базилианских монастырей на этой территории. Ведь именно униатский монашеский орден базилиан являлся драйвером виленского барокко, как мы увидим ниже. А эта часть Литвы – сплошь католическая.

На юге Беларуси, в Полесье, сам Бог велел строить храмы из дерева, что полешуки и делали, создав в своём удивительном крае не менее удивительный мир деревянной сакральной архитектуры, растворяющейся в природе. Каменные храмы XVIII века здесь также редки. Кроме того, в православные Случчину и Полесье униатство проникало медленно и, хотя к середине XVIII века оно и тут стало превалирующей конфессией, традиции православного деревянного зодчества никто не отменял! Даже интерьеры униатских церквей Полесья претерпевали минимальные изменения по сравнению с православными – в них появлялись пристенные боковые алтари, но неизменным оставался иконостас. А каменные храмы в стиле барокко однозначно ассоциировались с католичеством, что для полешуков было неприемлемо, дорого и бессмысленно 🎈.

Ну а в Смоленском воеводстве виленского барокко быть и не могло, так как с 1667 года в результате Андрусовского перемирия после войны 1654–1667 гг. оно отошло под власть Русского царства.

Что же мы получаем в итоге? В итоге мы получаем то, что «срединный путь» виленского барокко в ВКЛ пролегает всего по 4 воеводствам из 10. Это воеводства:

К ним можно ещё добавить Минский повет Минского воеводства (5 объектов) и Гродненский повет Трокского воеводства (3 объекта).

Эти регионы совпадают с территорией наибольшего укоренения религиозной унии и это не является случайным совпадением. Как не является совпадением и то, что из пяти храмов в стиле виленского барокко, оказавшихся не на территории ВКЛ, а на территории Короны Польской, четыре располагались в Волынском и Русском воеводствах (Украина) и были униатскими храмами.

Униатское барокко = виленское барокко?

Планируется к публикации.

Базилианский орден

Орден святого Василия Великого, а позже святого Иосафата (Кунцевича) - единственный монашеский орден униатской греко-католической церкви. Сформировался в начале XVII века на базе православных монастырей, которые присоединились к Брестской Унии 1596 года, то есть поддержали союз с Римской католической церковью, признали главенство и безгрешность Папы Римского, но продолжали осуществлять богослужение по греческому (православному) обряду. Получил распространение на той же территории, где и униатство, в основном в пределах Великого Княжества Литовского, Русского и Жамойтского.

Организация ордена формировалась на принципах, аналогичных католическим монашеским орденам, в первую очередь кармелитов и иезуитов. Важнейшей миссией базилиан стала организация школ и воспитание молодёжи, где они не без успеха конкурировали с иезуитами и пиарами. Орден стремительно развивался и богател в XVIII веке, но закончил своё существование на территории Великого Княжества Литовского вследствие его гибели. Сейчас на планете действуют порядка 100 монастырей (Украина, Бразилия, Польша, Канада, США и другие страны). В Беларуси обителей нет.

Виленское барокко. История и происхождение стиля

Планируется к публикации.

Релевантность термина «виленское барокко»

Планируется к публикации.

Интересные примеры виленского барокко

Глубокое. Кармелитский костёл (сейчас православный собор Рождества Богородицы)

Архитектор Ян Глаубиц (?), Иосиф Фонтана III (?). 1639—54 гг., 1735 г., 1885 г., 1944 г.

Как это ни странно звучит, но город Глубокое – это столица виленского барокко. По меньшей мере в расчёте количества шедевров стиля на душу населения. Потому что в этом маленьком городке было три храма такого типа. Один из них – утраченная базилианская церковь в Березвечье (сейчас в черте г. Глубокое) – многими признаётся самым блестящим и экспрессивным образцом виленского барокко. А сохранившийся бывший костёл кармелитов является первым храмом этого стиля в Беларуси, а по моему мнению так и просто первым.

Построенный в середине XVII века в стиле сухого и аскетичного сарматского (рыцарского) барокко, в 1735 году костёл кармелитов получил кардинальную переработку плоскости главного фасада и новые башни. По сути, здание сейчас презентует оба стиля. Трёхнефная базилика с поперечным трансептом и двумя четвериковыми башнями, фланкирующими задний фасад, содержит минимальную пластику и представляет из себя яркий пример сарматского барокко.  

Главный же фасад в стиле виленского барокко просто прекрасен. Нижний ярус пульсирует наслаивающимися друг на друга пилястрами, а последующие ярусы фасада и башен накатывают как спокойные голубые волны, выходя за рамки как вертикальных, так и горизонтальных плоскостей. И вся эта движуха украшена богатым и разнообразным декором.

Это настолько хорошо, что историки архитектуры до сих пор не могут определиться, кто же из двух столпов виленского барокко был архитектором этой красоты – Ян Глаубиц или Иосиф Фонтана III.

Лужки. Пиарский костёл св. Михаила Архангела

Архитектор Иосиф Фонтана III (?). 1744—56 гг., 1843 г.

Костёл св. Михаила Архангела в Лужках был построен при монастыре ордена пиаров при содействии владельца этого местечка полоцкого каштеляна Валериана Жабы.

Главной и единственной миссией пиаров было образование и воспитание юношества, в этом деле они серьезно конкурировали с орденами иезуитов и базилиан. В 1744 году на пожертвования полоцкого каштеляна пиары основали в Лужках коллегиум – высшее (!) учебное заведение, где от 130 до 190 воспитанников проходили 6-летнее обучение. А молились они за здоровье своих преподавателей именно в этом храме.

Костёл св. Михаила Архангела небольшой, но невероятно гармоничный. Это всего лишь однонефная базилика, однако две её стройные башни, вынесенные за пределы нефа и развернутые под углом в 45 градусов, придают храму величие и одновременно излучают радушие. Передний фасад воспринимается как раскрытые ладони, приглашающие верующих войти внутрь.

Сзади, со стороны апсиды, костёл также выглядит очень экспрессивным. Мы можем созерцать драматургию постепенно нарастающих объемов, начиная с боковых сакристий, продолжая полукруглой апсидой, затем нефом, щитом на его фронтоне и завершая стремительными четырёхъярусными башнями.

Классика виленского барокко.

Боруны. Униатская базилианская церковь (сейчас костёл) св. Петра и Павла

Архитектор Александр Осикевич. 1700—07 гг., 1747—57 гг.

Базилианская церковь св. Петра и Павла в Борунах имеет необычную и уникальную композицию. Она производит впечатление классического двухбашенного храма в стиле виленского барокко, от которого озорной великан взял да и оторвал башни. Однако далеко от церкви не унёс, а поставил их рядом, развернув на 45 градусов и соединив с фасадами боковых нефов, что вкупе с волнистым выпуклым ризалитом главного фасада придало фронтальному виду храма монументальность и торжественность.

Причём разворот башен тут сделан не вперёд, как в костёле пиаров в Лужках, а назад, что усилило выгиб церкви по направлению к стоящему перед ним человеку. И если в Лужках храм приглашает зайти в него, то в Борунах он сам стремится навстречу к верующему, словно порошок из известной рекламы.

Униатская базилианская церковь (сейчас костёл) св. Петра и Павла. Главный фасад. Боруны, Беларусь. Виленское барокко. 1700—07 гг., 1747—57 гг
Униатская базилианская церковь (сейчас костёл) св. Петра и Павла. Главный фасад. Боруны, Беларусь. Виленское барокко. 1700—07 гг., 1747—57 гг

На этом причуды великана не закончились, и он отломал от правой башни два яруса из трёх и поставил их ещё правее в качестве звонницы. Этот деструктивный поступок придал всей композиции ещё немного драматизма.

Звали этого затейливого великана Александр Осикевич и был он монахом-бернардинцем. В 1750-х годах по заказу монахов-базилиан Осикевич осуществил капитальную перестройку старого однонефного храма, пристроив боковые нефы и придав зданию тип 3-х нефной раннехристианской базилики. Фасад монах исполнил в стиле «брамкового» безбашенного виленского барокко, украсив пилястрами и волютами. Тогда же он возвёл и “оторванные” башни.

В костёле хранится икона Борунской Божией Матери (Одигидрия).

Могилев. Православная монастырская Спасо-Преображенская церковь

Архитектор Ян Глаубиц. 1740-1762 гг.

Основатель стиля виленского барокко протестант-лютеранин Ян Глаубиц, он же Йонас Глаубицас, он же Иоганн Кристоф Глаубиц, проектировал и строил храмы для всех религиозных конфессий без исключений. Но не все его работы выполнены именно в стиле виленского барокко. На наше счастье построенная им по заказу могилёвского архиерея Георгия Конисского православная Спасо-Преображенская церковь являла собой один из интереснейших образцов этого стиля, адаптированного под каноны и традиции православного зодчества. Это было редкостью, потому что в XVIII веке в Речи Посполитой каменных православных храмов строили мало.

Спасо-Преображенская церковь представляла из себя характерный для византийской и православной архитектуры трехнефный крестово-купольный храм. Однако Глаубиц удлинил западную часть нефов так, что церковь в разрезе приняла вид не равноконечного, а латинского католического креста, став крестово-купольной базиликой.

Её средокрестие украшал купол на высоком световом барабане, а по его диагоналям в соответствии с канонической православной пятикупольной схемой, введённой Аристотелем Фьораванти в кремлёвском Успенском соборе, располагались четыре изящные барочные башенки.

А вот западный фасад церкви Глаубиц оформил в стиле униатского виленского барокко. Его украшали две телескопические башни, барочный щит между ними, спаренные пилястры и крепованный антаблемент. Такой вот симбиоз.

Построенный для могилёвского Спасского монастыря величественный храм до 1802 года служил ещё и кафедральным собором города Могилёва. В годы второй мировой войны был сильно повреждён и окончательно разрушен в конце 1940-х годов.

Дятлово. Приходской костёл Успения Девы Марии

Архитектор Александр Осикевич. 1624—46 гг., 1743—1751 г., 1882 г., 1900 г.

Дятловский костёл рвётся в небо как Гагарин в космос 🚀. Сильная экспрессия вертикальной направленности достигается в этом однонефном храме за счёт характерных для виленского барокко сужающихся многоярусных телескопических башен, прорезанных высокими узкими полуциркульными окнами. Похожие окна используются в полоцкой Софии и пиарском костёле в Лужках. Однако оба этих храма шире, чем дятловский костёл. Собор св. Софии трехнефный, а башни лужковского костёла вынесены за границы его нефа. В дятловском же костёле башни располагаются в пределах нефа и зажимают между собой узкий барочный аттиковый фронтон так, что он вылезает из второго яруса вверх как будто паста из тюбика.

Приходской костёл Успения Девы Марии. Телескопические башни базилики. Дятлово, Беларусь. Виленское барокко. 1624—46 гг., 1751 г. Источник - Глобус Беларуси
Приходской костёл Успения Девы Марии. Телескопические башни базилики. Дятлово, Беларусь. Виленское барокко. 1624—46 гг., 1751 г. Источник - Глобус Беларуси

Драматургия этого храма – стремление ввысь. Это удивительно, учитывая то, что его архитектором был бернардинец Александр Осикевич, перестраивавший базилианскую церковь в Борунах, где он выбрал противоположную сюжетную линию – развёртывания вширь.

Осикевич не стал перегружать фасад дятловского костёла криволинейными поверхностями и слоистыми пилястрами, ограничившись раскреповкой карнизов, что тоже пошло на пользу общему замыслу. Насколько хорошо он воплотил его в жизнь вы поймёте, обойдя костёл и обнаружив, что храм далеко не воздушный. А дело в том, что Осикевич модернизировал здание XVII века, построенное ещё Сапегами в их излюбленном консервативном стиле. Этот стиль не предусматривал использования подпружных арок для принятия давления цилиндрических сводов, что повсеместно применялось в ренессансных храмах, не говоря уж о барочных. Вместо этого давление на себя принимают контрфорсы по бокам костёла! Удивительно видеть эти артефакты готики у храма в стиле виленского барокко.

Витебск. Ратуша

1775 г.

Витебская ратуша представляет собой редкий пример использования виленского барокко для нужд гражданской, а не сакральной архитектуры. Отличительной особенностью этого памятника архитектуры является смешение стилей в разных его частях. Строгое, прямое, рациональное здание ратуши построено в канонах классицизма, а изящная 5-ярусная башня с вогнутыми фасадами и волютами на срезанных углах верхних ярусов выполнена в стиле виленского барокко.  

Изначально вместо пятого яруса, который представляет из себя невысокую ротонду на смотровой площадке, возвышался шатровый шпиль, а само здание ратуши было двухэтажным. Шпиль убрали в 1833 году, а третий этаж достроили в 1911 году, исказив при этом изначальные пропорции между объёмом здания и башней. Если мысленно убрать эти переделки, то экспрессия ратуши навевает ассоциации с космической темой. Здание – стартовый стол ракеты, башня с шатровым шпилем – сама ракета с острым носом, пилястры на ней – удерживающие её фермы, а волюты – клубы дыма перед отводом ферм для старта ракеты.

Вряд ли работавшие в разное время над этим зданием архитекторы могли руководствоваться такими фантазиями, однако в том же 1833 году здание оснастили часами с циферблатами на каждой из сторон. Потому что в космосе без приборов никак нельзя 🧐.

Ратуша. Витебск, Беларусь. Виленское барокко. 1775 г. Источник - Глобус Беларуси
Ратуша. Витебск, Беларусь. Виленское барокко. 1775 г. Источник - Глобус Беларуси

Здание витебской ратуши обязательно стоит оценить в контексте общей городской застройки второй половины XVIII века. В этот период времени в Витебске разрушили ставшие бесполезными городские укрепления, что вкупе с пересечённым рельефом местности открыло перспективы видов вдоль улиц и отдельных районов города.

Ратуша располагалась на Взгорье, в центре рыночной площади, разделяя её на 2 части. Левее перед ней стояла маленькая изысканная Воскресенская церковь (восстановлена в 2009 году), справа находился ныне утерянный бернардинский костёл св. Антония Падуанского. В конце улиц, стекающихся на площадь к ратуше, просматривались огромный 5-нефный униатский Успенский собор работы Иосифа Фонтаны III и иезуитский костёл св. Иосифа со звонницей коллегиума. Все четыре здания были двухбашенными храмами, три из них с куполами, при этом Воскресенская церковь и Успенский собор (в то время) являли стиль виленского барокко. В общем, башен в центре города хватало, и одинокая каланча ратуши вовсе не была самой высокой из них. Однако именно она воспринималась доминантой архитектурного ансамбля центра города по причине своей одинокости и визуального «удлинения» контрастными пилястрами, а также за счет удачного расположения в перспективе нескольких сходящихся на рыночную площадь улиц.  

А всего в городе на тот период времени было порядка 30 храмов. Так что Витебск XVIII века – город башен, и ратушная претендовала на звание главной из них.

Добавлю к рассказу о ратуше исторического контекста, связанного с личностью полоцкого униатского архиепископа Иосафата Кунцевича, основателя ордена базилиан на территории ВКЛ, которого в 1867 году Папа Римский Пий IX причислил к лику святых.

Получив в 1597 году магдебургское право, витебчане построили деревянную ратушу, но в 1624 году были вынуждены разобрать её в наказание за убийство Иосафата Кунцевича. Архиепископа зверски зарубили мятежные 🏴‍☠️ витебские православные, забывшие о шестой заповеди, в отместку за его жёсткие методы внедрения униатства. Например, в вину Кунцевичу ставили закрытие церквей и недопуск в них верующих, не желавших переходить в униатство. Наказание Витебска королём и великим князем Жигимонтом III Вазой также было жестоким – снятие колоколов с церквей, казни, лишение города самоуправления. Правда через 20 лет Витебску вернули магдебургское право, деревянную ратушу отстроили, она сгорела, так повторилось ещё несколько раз, и в итоге во второй половине XVIII века начали возводить каменную ратушу. Строительство закончилось в 1775 году, через три года после первого раздела Речи Посполитой и присоединения Витебска к Российской империи. Аккурат к моменту отмены магдебургского права в присоединённых областях ⛔.  

Витебская ратуша является одной из пяти ратуш, сохранившихся на территории Беларуси.

Березвечье (Глубокое). Униатская базилианская Петропавловская церковь

Архитекторы Ян Глаубиц (?), Антонио Паракко (?), Людвиг Гринцевич (?), мастер Ян Валента Дидерштейн. 1756—1763 гг.

Шедевр виленского барокко. Памятник архитектуры, в яркой форме вобравший в себя все основные черты стиля.

Петропавловская церковь входила в состав большого монастырского комплекса, расположившегося между двумя озерами в Березвечье и в середине XVIII века перестроенного в камне по инициативе настоятеля Униатской церкви Флориана Гребницкого.

Особенностью этой церкви являлось её расположение алтарём на север, а не на восток, как это принято в православных и католических храмах. В действительности это свойственно многим униатским церквям. С религиозной точки зрения такая ориентация подчеркивала дуалистический характер униатства и его отличие от православия и католичества. С эстетической точки зрения она давала возможность архитекторам использовать светотеневые эффекты на главном фасаде храма, обращённом на юг. Фасад весь день освещался солнцем 🌞, но под разными углами. Можно долго описывать это великолепие словами, но лучше один раз взглянуть на него. Напрашивается сравнение с волнами, прокатывающимися по храму. Ещё более точную аналогию дала искусствовед Тамара Габрусь, сравнив фасад с театральными кулисами, которые скрывают за собой реальную архитектонику здания.

Униатская базилианская Петропавловская церковь. Главный фасад. Березвечье (Глубокое), Беларусь. Виленское барокко. 1756—1763 гг.
Униатская базилианская Петропавловская церковь. Главный фасад. Березвечье (Глубокое), Беларусь. Виленское барокко. 1756—1763 гг. Фотография 1935-1939 гг. Источник - wikimedia.

А за этими колыхающимися кулисами располагалась трёхнефная базилика с трансептом, в разрезе демонстрирующая равноконечный греческий крест. Спереди к нему примыкал нартекс с двумя башнями, а сзади – полукруглая апсида. Классическая форма виленского барокко.

Ещё одной яркой чертой Петропавловской церкви были четыре выпуклых фронтона в виде тиар, украшающие торцы центрального нефа и трансепта. Если мысленно соединить их, то получим корону 👑, венчающую собой всю церковь.

Судьба монастырского комплекса драматична. Жизненный путь монастыря таков – униатство, православие, казарма, лагерь, тюрьма (до сих пор). А церковь окончательно разрушили в 1960-х годах.  

Жировичи. Униатские базилианские (сейчас православные) Явленская и Крестовоздвиженская церкви

1769 г.

Знаменитый православный Свято-Успенский Жировичский монастырь с 1609 по 1839 годы действовал как униатский базилианский. Именно к этому времени относится формирование его архитектурного ансамбля, включающего в себя собор, несколько церквей, семинарию и другие монастырские здания. К 1769 году на территории монастыря униаты построили комплекс из двух небольших, но очень своеобразных церквей – Явленской и Крестовоздвиженской.

Искусствовед Тамара Габрусь классифицирует эти церкви как памятники архитектуры виленского барокко, относящиеся к слонимской региональной архитектурной школе. Их отличительная черта – безбашенные «брамковые» фасады с использованием характерной для стиля пластики. Можно в них увидеть и определённое влияние классицизма.

Эти брамы-ворота фасадов как кулисы театра по очереди открывают для нас две христианские истории.

Явленская церковь – историю крохотной гранитной чудотворной иконы Жировичской Божией Матери. Эта икона впервые была обретена в 1470 году на месте, где сейчас стоит Успенский собор. В 1520 году после сильнейшего пожара икона пропала, но Пресвятая Дева лично явила эту икону во второй раз. На месте явления Девы и был построен этот маленький храм.

Крестовоздвиженская церковь – историю Понтия Пилата и Христа. Этот уникальный храм, построенный на холме и являющийся высотной доминантой всего монастырского ансамбля, содержит внутри себя символическую копию лестницы дворца Пилата, по которой Иисус поднимался на суд римского прокуратора. А оригинал лестницы был вывезен в Иерусалима в Рим в IV веке, где находится и поныне в Латеранском дворце, бывшей резиденции римских пап.

Смоляны. Доминиканский костёл Девы Марии

Архитектор Людвиг Гринцевич. 1768-1786 гг.

Разные монашеские ордена придерживались разных лекал при строительстве монастырских храмов в определённые периоды времени. Нельзя говорить о каких-то жёстких правилах, но некоторые закономерности прослеживаются. Например, иезуиты никогда не использовали виленское барокко, а базилиане – почти всегда. Доминиканцы в этом вопросе занимают промежуточную позицию. Несколько доминиканских костёлов, построенных в середине XVIII века, несут в себе черты виленского барокко. Большинство из них находится в полоцко-витебском регионе, столь богатом на памятники архитектуры этого стиля.

К таким храмам относится костёл Девы Марии в Смолянах авторства монаха-доминиканца Людвига Гринцевича, учившегося архитектуре в Италии и известного рядом работ в стилистике виленского барокко.

Характерной особенностью смолянского костёла являются не выпуклые, а, наоборот, вогнутые фасады главного нефа и башен, углы которых украшены вытянутыми полуколоннами коринфского ордера. Сложные формы верхних ярусов башен и аттикового фронтона с разорванным карнизом и волютами придают костёлу барочную пышность и экспрессию. Однако пропорции храма, выраженный акцент на массивный первый ярус, замена характерных для виленского барокко слоистых пилястр на полуколонны придают смолянскому храму скорее торжественную монументальность, чем порывистую возвышенность, характерную для виленского барокко. Тем не менее влияние этого стиля на архитектуру костёла в Смолянах очевидно. 

Бытень. Униатская соборная базилианская церковь св. Иосафата с брамой и звонницей

1673–1775 гг.

Вероятно, это самый необычный с архитектурной точки зрения храм, имеющий отношение к виленскому барокко. Правда, эту необычность заложили в архитектонику церкви ещё в XVII веке, до времени возникновения виленского барокко, и заключается она в том, что эта соборная церковь являлась триконхом.

Спокойно! Это не очень сложно 🧐. Потому что сначала был тетраконх 😜. Это центрический тип храма, который возник в Византии в IV веке. Тетраконх представляет из себя четыре ориентированные по сторонам света полуциркульные (полукруглые) апсиды, которые покрыты конхами (полукуполами). Вид сверху даёт нам равносторонний греческий крест. Посередине этого креста стоят четыре столпа, на которые опираются как эти конхи, так и главный центральный купол. Древние храмы такого типа встречаются в Армении, Грузии, Сирии. Эту византийскую наработочку, например, планировал использовать Донато Браманте при строительстве главного католического храма – собора св. Петра в Ватикане.

Если у тетраконха убрать одну апсиду и заменить её нартексом (пристройкой перед входом в храм), то получится триконх, так как апсид останется три. Церкви такого плана, в частности, доминировали к X-XI векам в греческой монашеской республике на горе Афон ⛰.

Если продолжить модернизацию и выдвинуть нартекс вперёд, как бы удлинив храм с помощью базилики, то получится триконх и латинский крест в верхнем сечении. Такой тип храмов встречается в европейской романской архитектуре XI–XII веков.

Ну и в конце концов, если снабдить нартекс двумя телескопическими башнями в стиле виленского барокко, то мы получим бытеньскую базилианскую церковь св. Иосафата Кунцевича, о котором мы вспоминали в рассказе про витебскую ратушу.

Есть ещё предположение Тамары Габрусь, что такая форма бытеньской церкви является результатом отражения в камне классического типа четырёхсрубной крестовой православной деревянной церкви регионов Подвинья и Поднепровья. И это кажется правдоподобным, потому что где Византия, а где Орша с Быховым?  🙂

Стоит также отметить, что церковь св. Иосафата главной апсидой была ориентирована на север, как и принято у базилианских церквей. Не вполне ясно, когда именно построили нартекс с башнями, однако по сохранившейся фотографии их архитектуру предположительно можно датировать серединой XVIII века. В 1775 году в монастырском комплексе построили отдельно стоящую звонницу в стиле виленского барокко.

О самом бытеньском Успенском монастыре можно было бы снять блокбастер 🎥. Это тот случай, когда исчезновение материального приводит к забвению духовному. Монастырь и церковь сильно пострадали в обе мировые войны и были дематериализованы сразу после второй мировой, сохранилась только маленькая Спасо-Преображенская (сейчас Успенская) церковь 1654 года постройки, с которой этот монастырь и начинался.

А был он богатейшим и известнейшим базилианским монастырём, с большим 2-этажным монастырским зданием П-образной формы, встроенном в хорошо укреплённую прямоугольную кирпичную ограду. Некоторое время монастырь использовался в качестве резиденции главы базилианского ордена, а в церкви св. Иосафата хранилась сокровищница ордена. В смутные времена восстания Богдана Хмельницкого и последующего «Кровавого потопа» 1654—1667 гг. за стенами Успенского монастыря укрывались от православных казаков и московитов базилиане других монастырей ВКЛ. Тут же прятали Жировичскую икону Божией Матери, икону Борунской Божией Матери и, по одной из версий, Виленскую икону Божией Матери.

Полоцк. Униатский (ранее православный) собор св. Софии

Архитектор Ян Глаубиц, Гвидо Антонио Лонги (???), скульптор Блажей Косинский. 1044—1066 гг., 1738—1750 гг.

Храм, о котором очень сложно написать коротко. Он и легенда, и шедевр, и классика. Причём шедевр, пожалуй, дважды.

Униатский (ранее православный) собор св. Софии. Раскреповка главного фасада. Полоцк, Беларусь. Виленское барокко. 1044—66 гг., 1738—50 гг.
Униатский (ранее православный) собор св. Софии. Раскреповка главного фасада. Полоцк, Беларусь. Виленское барокко. 1044—66 гг., 1738—50 гг.

Один из трёх соборов св. Софии, возведённых на восточнославянских землях в XI веке (Киев, Полоцк, Новгород), и первое из известных каменных строений на территории Беларуси. Собор был случайно или преднамеренно взорван 1 мая 1710 года во время Северной войны при участии царя Петра I.

В это время храм принадлежал униатам, которых Пётр I ненавидел как отступников от правильной веры и схизматиков. В 1705 году при первом посещении храма царь сначала попытался пройти в алтарь собора, в чём ему было отказано служившими там монахами-базилианами, затем, увидев неведомую икону, поинтересовался у монахов что сие есть. Икона царю была незнакома, потому что в России таких не было – на ней изображался канонизированный Ватиканом Иосафат Кунцевич (о котором мы вспоминали в рассказе про витебскую ратушу). Монахи ответили, что это униатский священномученик, убитый православными еретиками. Тут царь, как это нередко с ним бывало, вышел из себя в ту же самую дверь и превратил собор в поле боя, а точнее расправы, в результате которой четырёх монахов убили прямо в храме 🩸. После этого Пётр I попытался передать храм православной общине Полоцка, но та, видимо опасаясь последующих репрессий от законных властей, отказалась. Тогда Пётр I приказал устроить в соборе св. Софии пороховой склад, который в 1710 году перед самым отступлением российских войск взял, да и взорвался 💥, почти полностью разрушив одну из важнейших святынь христианства.

Кое-что, правда, от старого храма осталось, например основания опорных столпов, части стен и фундамент, которые можно посмотреть в музее собора. Наибольший уцелевший фрагмент – это стены трёх апсид, которые располагаются с восточной стороны собора в качестве часовен, имитирующих трансепт. Это стало возможным, потому что при перестройке храма его ориентировали по униатской традиции новым алтарём на север, а все сохранившиеся фрагменты старого собора бережно включили в новый проект. В результате старая алтарная часть оказалась с правой стороны нового храма.

Униатский (ранее православный) собор св. Софии. Восточный бок со встроенной апсидой XI века. Полоцк, Беларусь. Виленское барокко. 1044—66 гг., 1738—50 гг.
Униатский (ранее православный) собор св. Софии. Восточный фасад со встроенной апсидой XI века. Полоцк, Беларусь. Виленское барокко. 1044—66 гг., 1738—50 гг.

Обновлённый, а точнее практически заново построенный архитектором Яном Глаубицем по инициативе униатского архиепископа Флориана Гребницкого собор стал эталоном виленского барокко. На его образец равнялись все последующие самостоятельные постройки униатских церквей ВКЛ.

В нём прекрасно всё – и место расположения на высоком берегу Двины, и светотеневые эффекты на богатом, но не вычурном фасаде, и элегантная устремлённость вверх, и печать древности в открытой для обозрения тысячелетней кладке плинфой со скрытым рядом.

P.S. Перестройку 1741 -1746 гг. по мнению известного польского историка искусства Мариуша Карповича осуществил Гвидо Антонио Лонги, а не Ян Глаубиц. На мой взгляд, это спорный искусствоведческий вывод, сделанный на основе сомнительного подобия собора св. Софии с церковью св. Троицы в Кобылке (Польша), архитектором которой был Лонги.

Столовичи. Костёл Иоанна Крестителя рыцарей Мальтийского ордена (сейчас церковь св. Александра Невского)

Архитекторы Иосиф Фонтана III, Ян Глаубиц. 1639 г., 1740—46 гг.

Единственный храм, над которым согласно документально подтверждённым данным работали оба выдающихся архитектора эпохи виленского барокко – Иосиф Фонтана III и Ян Глаубиц 👷‍♂️👨‍🏭.

Мальтийский орден – это наследник знаменитого военно-монашеского ордена госпитальеров, заботившихся о больных паломниках в Святую землю до тех пор, пока она не перешла под контроль мусульман. Второе их известное название – иоанниты в честь патрона ордена св. Иоанна Крестителя, чью усечённую голову можно наблюдать в центре алтарной композиции столовичского храма. В дальнейшем орден иоаннитов вынужденно скитался по островам Средиземноморья – Кипру, Родосу, Криту и наконец осел в Мальте, откуда и пошло его последнее название.

Было бы странно, если бы такой продвинутый человек как Николай Радзивилл «Сиротка» не приобщился бы к Мальтийскому ордену. Всё-таки мальтийские кавалеры были не просто монахи, а легендарные рыцари-монахи! Сиротка поддержал своего сына Жигимонта Кароля в намерении вступить в орден, пожертвовал (вероятно, познаньской командории) Столовичи, и Жигимонт Кароль стал познаньским командором. Далее новоиспечённый командор пригласил в Столовичи монахов-иоаннитов, построил в 1639 году деревянный костёл и каменную каплицу в честь Матери Божией Латеранской.

В 1740 году познаньский командор Домбровский начал строительство нового костёла и одним из его условий было включение в объем нового храма старой латеранской каплицы. За проект взялся Иосиф Фонтана III. Архитектоника этого двухбашенного трёхнефного храма с нартексом и довольно сложным внутренним устройством, очевидно, принадлежит авторству Фонтаны. А вот интерьером занимался Ян Глаубиц, который руководил строительством с 1743 по 1746 год.
Интересно понять, кто из них работал над главным фасадом. Возможно, оба архитектора, однако скорее всего это творчество Иосифа Фонтаны III. Эффект театральных кулис тут достигнут не криволинейными плоскостями, которые любил использовать Глаубиц, а движением объемов, что более свойственно Фонтане. В данном случае это достигается выдвинутым вперёд ризалитом центрального нефа и сдвинутыми назад маленькими башенками-контрфорсами по краям основных башен. В пластике костёла обильно используются пучки пилястр и раскреповки антаблемента и карнизов, что, впрочем, характерно для творчества обоих архитекторов. Сдвоенные полуколонны, обрамляющие входной портал, с правой стороны исполнены Фонтаной, а с левой Глаубицем. Или наоборот. 🙃

Орша. Униатская базилианская церковь Покрова Божией Матери

1758—1774 гг.

Оршанская церковь Покрова Божией Матери имела схожую архитектонику с Петропавловской церковью в Березвечье и также представляла из себя двухбашенную трёхнефную крестово-купольную базилику с ориентацией апсиды на север.

Это был величественный храм в стиле виленского барокко, который живописно возвышался на правом берегу реки Оршицы и являлся доминантой городского пейзажа вплоть до 1969 года, когда его взорвали. Бывшее местоположение храма можно идентифицировать по сохранившемуся в полуразваленном состоянии монастырскому корпусу.

Пластика Покровской церкви была более сдержанной по сравнению с церковью в Березвечье, однако этот храм также имел аттиковые фронтоны в виде тиар на всех четырёх торцах главного нефа и трансепта. Эти фронтоны с небольшой амплитудой выгибались вслед за фасадами нефа и трансепта, также выгибались и башни, создавая на главном фасаде впечатление трёх спокойных волн.

Униатская базилианская церковь Покрова Божией Матери. 1758—1774 гг. Орша, Беларусь. Графическая реконструкция. Вид на начало XX в.
Униатская базилианская церковь Покрова Божией Матери. 1758—1774 гг. Орша, Беларусь. Графическая реконструкция. Вид на начало XX в. Автор Александр Невар. Источник - ARCH-Спадчына

Интригу создаёт вопрос – а был ли купол на перекрестье нефа и равновысокого ему трансепта?В 1839 году после упразднения униатства монастырь и церковь передали РПЦ и тот световой барабан с луковичным куполом, который виден на старых фотографиях церкви и на представленной выше графической реконструкции, возвели для её «адаптации» под православные каноны.  Прототипом им послужил купол Андреевской церкви в Киеве, построенной по проекту Растрелли в 1747–1753 гг. Но это не значит, что купола не было изначально. Просто информации об этом не сохранилось. Что можно сказать точно, так это то, что на башни также водрузили луковицы, а на вторых ярусах заложили вытянутые полуциркульные окна, утяжелив конструкцию церкви.

Какой вариант храма вам нравится больше – с куполом или без – решайте сами. Всё равно он будет существовать только в вашем воображении 🤔.

Говорят, что Владимир Короткевич пытался спасти Покровскую церковь от разрушения, однако в итоге Гольшанскому замку повезло чуть-чуть больше. 

Минск. Костёл бернардинок (сейчас Свято-Духов кафедральный собор) и костёл бернардинцев (св. Иосифа)

бернардинок: 1642—87 гг., 1741—46 гг., 1869 г.; бернардинцев: 1644—52 гг., 1752 г., 1872 г., 1983 г.

Минские бернардинские костёлы являются отличным вариантом первого знакомства с виленским барокко для минчан и гостей столицы.

Оба храма можно назвать «староделами», так как они возведены ещё в середине XVII века, но через 100 лет, во время расцвета виленского барокко, их модернизировали в соответствии с веяниями времени. Изменения в основном коснулись главных фасадов, но этого достаточно для краткой ретроспективы стиля. Особенно интересно, что эти храмы относятся к двум разным типам, присущих виленскому барокко.

Костёл бернардинок (сейчас Свято-Духов кафедральный собор). 1642—87 гг., 1741—46 гг. и костёл бернардинцев (св. Иосифа). 1644—52 гг., 1752 г.. Минск, Беларусь. Барокко
Костёл бернардинок (сейчас Свято-Духов кафедральный собор). 1642—87 гг., 1741—46 гг. и костёл бернардинцев (св. Иосифа). 1644—52 гг., 1752 г.. Минск, Беларусь. Барокко.

Бывший костёл бернардинок (сейчас Свято-Духов кафедральный собор) презентует собой двухбашенную трёхнефную базилику с нартексом. Очень удачная в эстетическом плане надстройка трёх верхних телескопических ярусов башен, проведённая в 1741 году, придала храму присущую виленскому барокко ажурность, возвышенность и устремление вверх. Крепованные карнизы и слоистые пилястры строго в прямой плоскости фасада подчёркивают стройность костёла. А сложная форма завершений башен и колебания их карнизов в вертикальной плоскости вызывают ассоциацию с двумя горящими свечами. В Свято-Духовом кафедральном соборе хранится икона Минской Божией Матери (Одигидрия).

Костёл бернардинцев представляет другой тип храма – безбашенную трёхнефную базилику с «брамковым» фасадом, который символизирует собой врата в дом Божий. Здесь упор приходится на завершение главного фасада аттиковым фронтоном с волютами и пучками пилястр. Если вы присмотритесь, то поймёте, что этот элемент практически идентичен фронтону униатской церкви в Борунах. Так и есть, оригинальный фронтон костёла был утерян, сведений о его формах не сохранилось, поэтому сделали реплику по аналогии с фронтоном борунской церкви с  одной лишь разницей. Главный фасад борунского храма выгнут вперёд, а минского – вогнут внутрь вместе с аттиковым фронтоном. Над боковыми нефами также предположительно были криволинейные фронтоны с волютами.      

У этой записи один комментарий

  1. Олег

    Саша, хорошо, что ты снова вернулся к проекту!!! Прочитал с огромным удовольствием, спасибо!!!!

    P.S. жалко, календарик на 2023 не перепадёт, далеко…😁

Добавить комментарий